d5e09463

Панасенко Сергей - Эйфелева Башня



Сергей Панасенко
Эйфелева башня
- Сейчас эту историю, - сказал он, - даже из парижан мало кто знает, не
говоря уж о приезжих...
- Да? - отозвался я кисло. Я не люблю случайных знакомств и уличных
чужаков.
- Посмотрите! - воскликнул он, указывая на Эйфелеву башню. - Ну разве
она не прекрасна? Какая гармония, какое изящество! Попробуйте, проведите
ее линии чуть левее или чуть правее - и все пропало. Чудо инженерного
расчета!
Его патетика раздражала меня. Я хотел возразить, что, к примеру,
господин до Мопассан считал башню уродством, но мне не удалось вставить ни
слова.
Ни что за отвратительная нашлепка, кошмарный блин венчает это чудо! -
изливался он дальше. - Издевательский символ реальности, кладущей предел
порыву человеческого духа, глухая стена, о которую бесплодно разбиваются
наши мечты. Обратите внимание, как грубо, как бесцеремонно оборваны линии,
как нелепо, случайно проведена эта черта! А известно ли вам, что эта
площадка появилась вопреки воле инженера Эйфеля? Нет? Тогда слушайте, я
расскажу вам, как все было.
Был февраль 1889 года. Кончался обычный рабочий день на строительстве.
И тут как гром с ясного неба разнеслось известие, что рабочие отказываются
уйти с башни. Представляете: все двести человек наотрез отказались
оставить работу и идти по домам! Неслыханно! Рабочие закрыли вход на
строительство и отказались впустить другую смену.
Директор, некий Огюст Режан, терялся в догадках. Рабочие ничего не
просили, ничего не требовали, кроме одного: чтобы им позволили работать
столько, сколько они хотят. В это время Режану донесли, что сам инженер
Александр Эйфель находится среди рабочих. Надеясь получить у него
вразумительное объяснение, Режан отправился к башне.
По его настоянию рабочие вызвали Эйфеля. Режан беседовал с ним через
порог ровно три минуты, после чего удалился, убежденный, что столкнулся с
беспрецедентным случаем коллективного помешательства. Эйфель объявил, что
они, видите ли, будут строить башню до самой своей смерти!..
Рассказчик посмотрел на меня, проверяя впечатление, и продолжал:
- Итак, они собрались строить башню до самой смерти! Режан решил
дождаться утра, надеясь, что солнечный свет рассеет это безумие. Но не
тут-то было.
Режан заволновался. Башня должна была быть закончена к открытию
Всемирной выставки, поэтому следовало как можно скорее, пока не разразился
скандал, восстановить порядок - тем более что вокруг конторы уже начали
крутиться журналисты. И Режан приказал уволить всех рабочих за
неподчинение администрации.
Это известие не произвело на рабочих никакого впечатления.
Тогда Режан дал указание остановить доставку на строительство деталей,
питания, воды, - словом, решил взять рабочих измором, как в старину
брались неприступные крепости. Но оказалось, что предусмотрительные
рабочие запасли все необходимое для жизни и работы и могли продержаться
неопределенно долго.
Режан почувствовал, что почва уходит у него из-под ног. В довершение
неприятностей несколько газет напечатали заметки с туманными намеками на
сложности, возникшие на строительстве, ответственность за которые целиком
возлагалась на мсье Режана. Огюст Режан не нашел иного выхода, как
обратиться к министру внутренних дел, чтобы полиция выбросила рабочих с
башни.
К несчастью (или к счастью), министр не был сторонником башни, и
известие об осложнениях его не расстроило.
- Видите ли, дорогой господин директор, - ответил он Режану, - я не
вижу необходимости вмешивать в ваше дело полицию. Рабоч



Назад