d5e09463

Пантелеев Алексей Иванович (Пантелеев Л) - Рассказы О Кирове



Алексей Иванович Пантелеев
(Л.Пантелеев)
Рассказы о Кирове
Цикл "Рассказы о подвиге"
1. РАССКАЗ АРТИЛЛЕРИСТА
Хоть немножко и совестно мне, ребята, рассказывать, а расскажу
все-таки, при каких невеселых для меня обстоятельствах я с товарищем Кировым
познакомился.
А познакомились мы с ним так.
Ну, правда, мне и раньше приходилось его встречать, когда я в Астрахань
с фронта приезжал. Но только тогда большей частью мы с ним на далеком
расстоянии виделись. Он на трибуне выступал, а я где-нибудь на подоконнике
или на какой-нибудь бочке селедочной сидел. И, конечно, разговаривать с
глазу на глаз не приходилось. Но видел его хорошо.
И вот, когда я на него издали - на митингах да на собраниях - глядел,
всегда мне казалось что он какой-то - будто из цельного камня вырубленный.
Каким-то он мне всегда казался, вы знаете, суровым. Бывало о врагах
революции заговорит - честное слово - страшно делается... Другой раз кулаком
по столу ударит - в окнах стекла звенят. А слово скажет - так будто снаряд
разорвался.
Ну, а потом привелось познакомиться поближе.
Это уж в ноябре месяце было. В девятнадцатом году. К этому времени мы
оттеснили белых от Астрахани и гнали их, голубчиков, без передышки в
Каспийское море. Казалось, еще день-два - и Волга от истоков до устья будет
нашей, советской.
Но у самого моря, возле маленького калмыцкого селения Аля, бандиты
очухались, перегруппировались и перешли в контратаку. И тут, возле этого
Аля, завязался жестокий бой. Бойцы наши голодные были, разутые, многие не
спали по пять, по шесть суток, - еле-еле держались. Одним словом, обстановка
была трудная.
И вдруг - в самую горячую минуту - по фронту среди красноармейцев слух
прошел:
- Киров приехал!
Его еще никто и не видел, не успел он из машины вылезти, а уж по фронту
- будто свежий ветер подул.
Один человек прибыл, а будто целая дивизия на помощь пришла.
Весь день и всю ночь пробыл Сергей Миронович на передовых линиях.
Где туго дело идет, где бойцы поустали, поприуныли - там Киров со своей
веселой улыбкой.
Где пули свистят, где снаряды рвутся - он тут как тут.
Перед обедом он к нам на батарею пришел. Мороз трещит, а он будто из
бани - красный весь, пальто расстегнул.
- А ну, братцы, крой, крой, - говорит.
А сам на бугорок поднялся и в бинокль неприятеля разглядывает.
Я ему, помню, говорю:
- Вы бы, Сергей Миронович, побереглись маленечко. Пуля-то ведь - она,
как говорится, - дура...
Он оглянулся, засмеялся и говорит:
- Э, брат. Мало ли что!.. Пуля-то, она, конечно, дура, а зато ведь - и
жизнь, говорят, копейка. Правильно, а?
Я как-то растерялся, не нашел, что сказать, и говорю:
- Вам, - говорю, - товарищ Киров, видней.
Он опять засмеялся - и все-таки отошел в сторону. И оттуда еще раз на
меня посмотрел и левым глазом мне подмигнул: дескать, погоди, брат,
поговорим еще.
Уже к вечеру, часам к шести, наша армия по всему фронту перешла в
наступление.
А наутро меня вызывает командир части и говорит:
- Тебе ответственное поручение. Спешно доставишь в Астрахань товарища
Кирова.
Я обрадовался, говорю:
- Есть, товарищ командир.
А он говорит:
- Только при этом - маленькое "но". Ехать автомобилем сейчас опасно.
Тут по дорогам банды гуляют. Так что самое лучшее - переправь его туда
водным путем.
Я говорю:
- Как водным?
- Ну по Волге. На катере или на пароходе.
- Где ж, - я говорю, - его возьмешь, пароход-то?
- А тут, - говорит, - кстати у пристани какой-то болтается.
А я, надо вам сказать, в то время с пароходами де



Назад