d5e09463

Парамонов Борис - Конец Стиля



Борис Парамонов
Конец стиля
Содержание
I
Конец стиля
Моцарт в роли Сальери
Ной и хамы
Ион, Иона, Ионыч
Голая королева
Зощенко в театре
II
Поэт как буржуа
Бессмертный Егорушка
Долгая и счастливая жизнь клоуна
Аллан Блум и Вуди Аллен
Стивен Спилберг показывает глупости
Рэпперы в Дарлингтон
Холл
Серые рыбки
Губернатор едет к тете
Последний поэт
К ПОНИМАНИЮ ЗАПАДА
Пантеон: демократия как религиозная проблема
Красное и серое
Дом в пригороде
Воительница
ТРИ СМЕРТИ
Провозвестник Чехов
Чапек, или О демократии
Солдатка
РАЗНОЕ
Русский человек как еврей
"Говно"
Возвращение Чичикова
Женотделки из джима
Ищите женщину!
Красота и мир
Пегасы и клопы
К вопросу о Смердякове
Американец Розанов
МАРКИЗ ДЕ КЮСТИН: ИНТРОДУКЦИЯ
К СЕКСУАЛЬНОЙ ИСТОРИИ КОММУНИЗМА
ПОРТРЕТ ЕВРЕЯ
1
КОНЕЦ СТИЛЯ
ПОСТМОДЕРНИЗМ
Вопрос о постмодернизме
берут обычно как узкоэстетический, тогда как это вопрос общекультурный,
даже поли-тическое измерение имеющий, поскольку политика входитв сферу
культуры. И если фиксировать этот политическийаспект, искать его формулировку,
то здесь понятию постмодернизма окажется синонимичным понятие демократии.
Демократия и есть постмодернизм. В свою очередь демократия есть особый,
вполне определенный тип культуры, взятой уже в предельно широком значении
термина -- как образ жизни, как стиль. Демократия как культурный стиль --
это отсутствие стиля, отнюдь даже не эклектика александ- рийского типа.
Стиль противоположен и противопоказан демократии. Носитель, субъект демократии
-- единичный, атомизированный, ни в коем случае не сублимированный и не
сублимируемый человек, непосредственное самовыра- жение, "это" Гегеля.
По Достоевскому, это человек, взятый со всеми его почесываниями; там, где
почесывания, там нет места стилю, манере ("манерам"), "культуре". Постмо-
дернистическая демократия или демократический постмо- дернизм -- это телешоу,
на котором школьницы средних классов обсуждают темы вагинального и клиторального
ор-газма. Это нечто, во всяких культурах и манерах считав-шееся неудобосказуемым,
подавлявшееся цензурой.Реминисценции из Достоевского можно продолжить:
"Бобок" -- если не посмертное, то разложение во всяком случае. Все обнажились
и заголились. Но здесь нужно по- мнить все коннотации слова "разложение":
не только мо-ральный или физиологический термин, но и прием кубис-тической
живописи. Разложение в этом смысле равнозначноредукции. Постмодернизм как
демократия редуцирует, а несублимирует. Человек здесь (не универсально,
а эмпиричес-ки) конкретен, отнюдь не "целостен". Почесывания в де-мократии
уважаются как всякая данность, как "мульти-
6 Борис Парамонов
культурализм". Но мультикультурализм
и есть отсутствие культуры как (универсальной) нормы.
"Универсально" в нынешнем
человеке его природное, космическое начало. Здесь мы коснулись уже темы
современной квазигуманитарной науки, какой-нибудь структурной антропологии.
Она уничтожает человека как "я", человек оказывается случайной точкой пересечения
космических стихий. Структурная антропология это сегодняшний дарвинизм,
она производит человека не от обезьяны, а от индейца, у индейцев же нет
"я", субъекта. Та же установка в психологии Юнга. Даже субъективист Фрейд
писал о "фикции я". Но это научно-обобщенная интерпретация человека, а
массовый, то есть демократический, то есть подлинный, постмодернизм берет
человека в его эмпирически конкретной данности, как "это", принимая его
временность, условность, случайность в ка



Назад