d5e09463

Парфенов Михаил - Чудо Юдо



Михаил Парфенов
ЧУДО ЮДО
Случай, произошедший на борту подводной лодки
Кишечник, намотанный на винт, сковывал субмарину и та не делала и двадцати
узлов. Капитан встревоженно вглядывался в мечущуюся стрелку измерительного
прибора, встроенного в приборную доску. Его руки уверенно сжимали изящный
штурвал красного дерева, украшенный золотыми гвоздями. Из-за стены доносились
оживленные крики матросов, затеявших в холле игру в нарды. Слышался дробный стук
фишек и игральных костей. Субмарина была рассчитана на многодневные погружения и
курсировала вдоль берегов Соединенных Штатов Америки, имея на своем борту
ядерное оружие.
Юнга Джим Хоккингс, устроившись в углу капитанского мостика на ручке кресла,
напряженно следил за движениями рук капитана, пальцев, унизанных перстнями,
отслеживал перемещения его глазных яблок, стремясь постичь замысел старшего
товарища.
Заунывно и безнадежно завыла за бортом быстроходной лодки самка кита. Ее
детеныша капитан одним движением штурвала разрезал надвое. Лодка уходила от
преследования и обогнуть корпус кита было невозможно. Капитан не понимал, что
кишечник намотается на винт и замедлит движение. Он рассчитывал теперь сесть
задней частью лодки на дно и отскрести налипшее.
-Знаешь, Джим, почему кит называется Чудом-Юдом? - С видимой непринужденностью
обратился капитан к младшему товарищу. Он хотел отвлечь юнгу от страшного и
предотвратить худшее.
-Hет. - Признался Джим. - Hе знаю.
-В таком случае возьми папиросу, потому что наша морская, распространенная среди
подводников традиция, диктует курить, когда разговариваешь с капитаном.
-Я еще никогда не курил в моей жизни. Hо мне всегда хотелось попробовать. -
Сказал Джим.
-Жизнь у тебя еще вся впереди, - усмехнулся капитан, - и попробовать всегда
успеешь. Традиция-же диктует курить, и - кровь из носу - пробовал или не
пробовал, а правилу надо следовать. Речь не о том, пробовал ты или нет, а о том,
что это должен уметь делать каждый матрос. Впрочем, ты можешь взять мою трубку.
Вот она.
С этими словами капитан протянул юнге свою пожелтевшую от времени костяную
трубку, наполовину набитую прогорклым морским табаком. Капитан понимал, что
привлечь юношу к курению можно не напрямую, но через игру. Предлагая трубку, он
словно бы предлагал юнге сравняться с собой и на время почувствовать себя в роли
капитана судна.
Уловка сделала свое дело и юнга с живостью, неожиданной в его возрасте,
ухватился за протянутую трубку. Капитан же при этом смотрел на юнгу и удерживал
штурвал лишь одной рукой, в то время как китиха ожесточенно билась о корпус
субмарины и клыки ее скользили по броне.
Капитан помог юнге раскурить трубку, после чего сказал:
-Джим, то, что я тебе сейчас скажу, нельзя распространять дальше этого
капитанского мостика.
Юнга кивнул.
-Ты и сам, наверное, знаешь, Джим, сказку Ершова .Конек-Горбунок.. Ты
зачитывался этой книгой, когда был младше. Ты принимал все за чистую монету, и в
душе твоей, увы, отложились эти впечатления ранних лет. С тех пор ты, воображая
себе кита или встречая, как теперь, настоящего кита за бортом, невольно
вспоминаешь о мифологической .рыбе., имя которой, согласно .Конек-Горбунок., -
Чудо-Юдо. Hо знаешь ли ты, о Джим, в чем тут заблуждение? Я имею в виду основное
заблуждение?
-В том, что это не тот Кит, который проглотил Иону и во чреве которого тот
пребывал три дня и три ночи? - Изумился Джим и поспешно поправил сам себя: -
Точнее, если даже и тот, то без намека на Иону?!
-Отчасти ты прав.



Назад