d5e09463

Парнов Еремей - На Пороге Третьего Тысячелетия



Еремей ПАРНОВ
НА ПОРОГЕ ТРЕТЬЕГО ТЫСЯЧЕЛЕТИЯ
Предисловие к сборнику
научно-фантастических произведений
"В тени сфинкса"
Река времени несет нас из прошлого в будущее, неудержимо несет,
безостановочно. Самосущая по своей изначальной природе и не подвластная
никому. Необъятный мир и мы вместе с ним словно перетекаем по невидимому
руслу. Глубинный, коренной смысл мерещится в словах, которые мы употребляем
почти бездумно: текущий миг, текущий период. Определение "текущий" не имеет
строгой физической основы. И все же нам дано особое, почти подсознательное
чувство того единственного, а порой и неповторимого мгновения, когда именно
от нас, всех вместе или каждого в отдельности, зависит образ грядущего дня.
И мы говорим тогда: мой час, наша пора, время решений.
В рейсовом аэробусе Нью-Йорк - Вашингтон мне попался красочный и
весьма пухлый проспект с многозначительным названием "Американский путь". В
этом типично рекламном издании, где интерьеры роскошных отелей чередовались
со снимками персональных компьютеров и кредитных карточек, речь шла об
информатике, внешне как будто бы далекой от самых острых проблем нашего
бурного века. Фирмы, производящие электронно-вычислительные машины и
"одухотворенные" с помощью микропроцессоров бытовые автоматы, взахлеб
расхваливали свой товар. В этом, разумеется, трудно было усмотреть особый
порок. Реклама, как известно, двигатель торговли. Тем более, что
технические данные всевозможных новинок действительно заслуживали внимания.
Например, кухонная плита, обученная приготовлению самых распространенных
блюд, или многооперационная стиральная машина. Трудно было оставить без
внимания и специализированную систему для писателей и журналистов. Ее
электронная память способна хранить все варианты произведения, как
говорится, с правкой и без. Не приходится удивляться, что рядом с таким
чудо-компьютером был запечатлен во весь рост сам Айзек Азимов,
сформулировавший знаменитые законы робототехники. Судя по его отзывам,
именно эта модель была способна разрешить чуть ли не все жизненные проблемы
сочинителей-профессионалов. Оставим, однако, в стороне набившие оскомину
рекламные гиперболы и даже цены, явно недоступные рядовым труженикам. Меня,
прежде всего, поразили претенциозные амбиции составителей буклета, которые
ухитрились представить информатику как типично американское явление, как
неотъемлемую составляющую американского образа жизни. Словно весь остальной
мир все еще продолжает влачить жизнь чуть ли не во тьме первобытных пещер,
используя вместо калькуляторов конторские счеты.
Речь в сущности шла о том, что Америка первой вступила в третье
тысячелетие и уже живет там, в этом условном, предсказанном фантастами
будущем, раз и навсегда опередив иные безнадежно погрязшие в примитивном
прозябании народы. Символом этого "прекрасного нового мира", где сбылись
пророчества Хаксли, стал квадратик пластмассы.
Что правда, то правда. С кредитной карточкой "Америкэн экспресс" или,
допустим, "Виза" действительно можно объехать полмира, не выложив на
прилавок ни цента. Ее примут к оплате в аэропорту и гостинице, в фирменном
магазине и дорогом кабачке. Если же все-таки понадобится наличность, то
достаточно сунуть всемогущий пластик в медную прорезь и набрать
соответствующий код. Для этого даже не обязательно заходить в помещение
банка. Новенькие купюры посыпятся буквально из стены дома. Причем, в любое
время суток. Однако для того, чтобы совершилось подобное магическое
действо, нужна не



Назад